ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 33

птичий, о женщинах, ставших мужчинами, – я
разумею Кенея, Тиресия и им подобных.

58.    А в Финикии танцор узнает Мирру и
знаменитый плач ассирийцев по Адонису,
сменяемый весельем, а равно и позднейшие
события: все то, на что отважились уже при
македонском владычестве Антипатр и Селевк
из-за любви к Стратонике.

59.    По существу, таинственные сказания
египтян танцор также должен знать, но толковать
их в пляске иносказательно, – я разумею Эпафа и
Осириса и превращения богов в животных. Но
прежде всего любовные похождения их, в том
числе и самого Зевса, все многочисленные
образы, которые он принимал.

60.    Наконец пусть не останутся танцору
неизвестными все мрачные картины подземного
царства, все наказания и вины каждого из
осужденных, а равно и дружба Тесея с Перифоем,
не прекратившаяся даже перед сошествием в Аид.

61.    Короче говоря, танцору необходимо знать
все, о чем повествуют Гомер и Гесиод и лучшие
из остальных поэтов, в особенности – трагики.
Итак, вот то весьма немногое, что я на выбор взял
из огромного – лучше сказать, бесконечного –
количества преданий. Я перечислил лишь
главнейшие, опустив остальные: пусть воспевают

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector