ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 40

не заявляет танцор о правоте Аристотеля,
восхваляющего красоту и считающего, что она
тоже входит в состав добра, как одна из трех
частей его? Я слышал даже, как один человек, в
мальчишеском увлечении, толковал и самое
безмолвие масок, употребляемых в пляске, как
некоторый намек на учение Пифагора.

71. Далее, в то время как все прочие занятия
сулят либо наслаждение, либо пользу, только
одна пляска охватывает и то, и другое. И,
разумеется, польза, ею приносимая, оказывается
тем значительнее, что она сопряжена с
удовольствием. В самом деле, насколько приятнее
смотреть на пляску, чем на юношей,
состязающихся в кулачном бою и обливающихся
кровью, или на борющихся и катающихся в пыли.

Пляска же часто изображает то же самое,
только с большей безопасностью и, вместе, с
большей красотой и приятностью. И, конечно,
напряженные движения танцора, его повороты,
круговращенье, прыжки, откидывание тела
доставляют наслажденье другим, смотрящим на
танцора, и для него самого оказываются
чрезвычайно здоровым занятием: я по крайней
мере склонен считать пляску прекраснейшим из
упражнений и притом превосходно
ритмизованным. Сообщая телу мягкость,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector