ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 57

одного, кто бы не был причастен к красоте. Так,
Пелоп за свою красоту вкусил божественной
амбросии, а Ганимед, сын Дардана, настолько,
говорят, покорил высочайшего из богов, что он
не допустил никого из прочих богов к участию в
охоте на этого отрока, но счел ее лишь для себя
приличной, слетел на Гаргар, вершину Иды, и
вознес оттуда мальчика на небо, чтоб навсегда
оставить его при себе. И такое внимание Зевс
всегда оказывает тем, кто прекрасен, что не
только их удостаивал включенья в сонм
небожителей, возводя на небо, но и сам не раз,
превращаясь во что придется, сходил на землю и
соединялся с любимыми: так, ставши лебедем, он
сочетался с Ледой, в образе быка похитил Европу

и, уподобившсь Амфитриону, породил Геракла.
Немало можно было бы назвать уловок Зевса,
пускавшегося на всякие хитрости для соединенья
с тем, кто был предметом его страсти.

8. Но вот что всего важнее и во многих
способно вызвать удивление: в обращении с
богами (ибо с людьми Зевс не имеет общения, за
исключением лишь тех, которые красивы), на
собраниях богов он, по описанию поэта всех
эллинов, является таким надменным, суровым,
наводящим ужас! Геру, которая имела раньше
обыкновение всячески укорять его, Зевс на

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector