ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 58

первом же собрании жестоко напугал, и богиня
была уже и тем довольна, что с ней не случилось
ничего худшего, что гнев Зевса не пошел дальше
слов. На втором, позднейшем, собрании он снова
нагнал страх на всех богов, пригрозив, что
вздернет и воздух, и землю вместе со всеми
людьми, и море. Но, собираясь на свиданье с
красивыми любимцами, он становится таким
кротким, ласковым, во всем уступчивым, что в
довершение всего даже совсем перестает быть
Зевсом, боясь неприятным показаться мальчику,
и притворно принимает иную наружность, к тому
же наипрекраснейшую, способную привлечь
взирающего на него. Такое уважение и почет
воздает Зевс красоте.

9.    И если бы один лишь Зевс был до такой
степени в плену у красоты, из прочих же богов
никто в ней не нуждался, тогда могло бы
показаться, что сказанное мной больше говорит
против Зевса, чем в пользу красоты. Но погляди
внимательней, и ты увидишь, что со всеми
богами творится то же, что и с Зевсом: Посейдон
был побежден Пелопом, Гиакинфом – Аполлон,
Гермес же – Кадмом.

10.    Да и богини не стыдятся этой слабости.
Напротив, это как будто даже льстит их
честолюбию – дать людям повод говорить о связи

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector