ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 90

четыре бабки ливийской лани и вверял падению
их свои надежды. Бросив кости, он смотрел, что
они скажут, а потом, особенно когда счастливым
случаем выпадала ему сама богиня и все кости
ложились по-разному, он простирался ниц перед
изваянием, уверенный, что скоро достигнет
желанного. Но если, как это обычно бывает, удар
был плох и кости рассыпались по столу,
предвещая недоброе, юноша посылал проклятия
всему Книду, печально потуплял взоры, словно с
ним случилась непереносимая беда, а спустя
немного опять хватался за кости и новым ударом
думал помочь предыдущему промаху. Все больше
и больше возбуждаемый страстью, юноша
исчертил все стены, и нежная кора каждого
дерева возвещала о прекрасной Афродите,
Пракситель почитался наравне с Зевсом, и все
хранившиеся дома сокровища, достойные богини,
были посвящены ей в дар. Наконец неистовая
напряженность желаний превзошла всякие
границы – юноша обезумел, и тогда отчаянная
дерзость обнаружила себя сводней этой страсти.
Солнце уже клонилось к закату, когда юноша
незаметно для присутствующих тихонько
проскользнул за дверь и, притаившись в глубине
помещения, стоял не двигаясь, почти не дыша.
Храмовые служительницы, как обычно,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector