ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 91

удалились, затворив за собой тяжелую дверь
храма, и наш новый Анхиз остался в святилище,
запертый снаружи. ”Но к чему вся эта болтовня, –
закончила рассказчица, – зачем стараться описать
во всех подробностях дерзость этой
неизобразимой словами ночи? Наутро мы
обнаружили следы любовных объятий, и
замеченное вами пятно осталось на мраморе, на
теле богини, изобличая совершенное насилие. А
сам юноша? Народная молва гласит, что он или в
пропасть бросился, или – в морские волны…
Словом, юноша исчез бесследно”.

17. Прислужница еще не закончила своего
рассказа, как Харикл, перебивая ее, воскликнул:
”Вы видите: женское начало, даже если оно в
мраморе, возбуждает любовь! А что, если бы
кто-нибудь увидел живой такую красоту? Разве не
отдал бы он даже скипетр Зевса за одну лишь
ночь?”

Калликратид усмехнулся и заметил: ”Ну, еще
неизвестно, Харикл: может быть, мы услышим
множество подобных росказней, когда приедем в
Феспии. Да и сейчас столь превозносимая тобой
Афродита явно свидетельствует о том же”. – ”Как
так?” – воскликнул Харикл. На это Калликратид
весьма убедительно, по-моему, ответил: ”Этот
влюбленный юноша получил в свое распоряжение

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector