ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 120

рассудком и увечен мыслью? Как не полюбить
его, Гермеса в палестрах, Аполлона в мусических
искусствах, наездника не хуже Кастора, его, кто
смертным телом преследует божественную
добродетель? Боги небесные! Да я бы согласился
всю жизнь без перерыва сидеть вот так, напротив
друга, и слушать близко его сладостную
болтовню; когда он выходит, выходить с ним
вместе и быть сообщником его во всем, что б он
ни делал. О, конечно, любовнику хотелось бы,
чтоб неуклонно, ни разу не споткнувшись,
прошел любимый всю свою жизнь до старости, не
ведая печалей, не узнавши никогда испытаний
злобной судьбы. Но если все же, по закону
человеческой природы, недуг его коснется, я буду
страдать со страждущим. Вздумает он пуститься в
бушующее море – я поплыву с ним вместе; и если
насилие тирана заключит его в железо, я сам скую
себя такими же цепями. Враг, ненавидящий его,
всегда будет моим врагом, и милы мне будут те,
кто питает к нему привязанность. А если
разбойников увижу иль воинов, на него
устремляющих свой меч, я подыму оружие, хотя
бы через силу. Когда ж возлюбленный умрет, я
пережить его не соглашусь и ближайшим после
него друзьям моим отдам последнее
распоряженье:    общий курган насыпать и,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector