ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 138

что у поэзии и поэтических произведений одни
задачи и свои особые законы, у истории – другие.
Там – полная свобода, и единый закон – воля
поэта, так как он преисполнен божества и
находится во власти Муз. Ему нет запрета, если
он захочет запрячь в колесницу крылатых коней
или если взойдет на нее, чтобы нестись по водам
или по вершинам колосьев. И когда у поэтов Зевс
на одной цепи поднимает всю землю и море, –
никто не боится, чтобы она не оборвалась и все,
упав, не погибло. Если же они хотят прославить
Агамемнона, то никто не запретит, чтобы он
головой и глазами был подобен Зевсу, грудью –
его брату Посейдону, станом – Аресу, и вообще
чтобы сын Атрея и Аеропы был соединением
частей всех богов, так как ни Зевс, ни Посейдон,
ни Арес в отдельности не могут дать полного
выражения его красоты. История же, если она
будет применять подобную лесть, окажется не
чем иным, как прозаической поэзией, так как она
будет лишена ее звучности, а остальные выдумки,
не скрашиваемые стихом, будут еще более
бросаться в глаза. Да, это большой – вернее,
огромный – недостаток, если кто не умеет
отличать историю от поэзии и начнет вносить в
историю принадлежащие поэзии украшения,
мифы и похвальные речи и свойственные им

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector