ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 387

задолго до них все это разглядел с моего места,
удобного для наблюдений.

12.    В то время, как Клеодем говорил, ворвался

незванный киник Алкидамант с общеизвестной
плоской лирикой: "Менелай без зова явился”.
Конечно, большинству присутствующих поступок
его показался бесстыжим, и они, в лад ему,
ответили готовыми остротами:    "Менелай,    ты

утратил рассудок”, или:

Но не по нраву пришлось Агамемнону, сыну Атрея…

бормоча про себя другие, подходящие к случаю,
меткие и милые шутки. Открыто же никто не
решался говорить, так как все чувствовали страх
перед Алкидамантом, этим поистине
"доблестным крикуном”, способным облаять тебя
громче всех киников, – почему он казался лучше
всех и для каждого был предметом величайшего
ужаса.

13.    Сам же Аристенет, вознеся похвалы
Алкидаманту, предложил ему взять первое
попавшееся сидение и сесть подле Гистиея и
Дионисодора.

”Поди прочь, – ответил тот, – баба я, что ли,
по-твоему, или какой-нибудь неженка, чтобы
сидеть на кресле или скамеечке, подобно вам:

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector