ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 416

который еще боится Мормо и Ламии.

3.    Впрочем, в рассказах поэтов мы, пожалуй,
находим все же известную меру; но разве не
смешно, что даже города и целые народы лгут
сообща и открыто. И если критяне не стыдятся
показывать могилу Зевса, а афиняне говорят, что
Эрихтоний вышел из земли и первые люди
выросли из аттической почвы, словно овощи, то
все же они оказываются гораздо рассудительнее
фиванцев, которые повествуют о каких-то
"спартах", происшедших от посеянных зубов
змея. Тот же, кто не считает все эти забавные
рассказы за правду и, разумно исследуя их,
полагает, что только какой-нибудь Кореб или
Маргит может верить, что Триптолем летал по
воздуху на крылатых драконах, Пан пришел из
Аркадии на помощь в Марафонском сражении, а
Орифия похищена Бореем, – такой человек
оказывается безбожником и безумцем, потому что
не верит в столь очевидные и согласные с
истиной происшествия. Так велика сила лжи.

4.    Ф и л о к л. Ну, к поэтам и к городам можно
было бы, Тихиад, отнестись снисходительно.
Удивительная прелесть вымысла, которую
примешивают поэты к своим произведениям,
необходима для их слушателей, афиняне же и
фиванцы и жители других городов стремятся

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector