ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 439

Платона о душе. И вдруг входит сама Деменета и
садится возле меня, как сидит теперь Евкратид, –
и Евкрат указал на младшего сына, который,
побледнев во время рассказа отца, совсем
по-детски вздрогнул. – А я, – продолжал Евкрат,

– как увидел ее, так сейчас же обнял и заплакал,
издавая стоны. Но она мне не позволяла кричать
и упрекала за то, что я, угодив ей во всем, не сжег
золотого сандалия, который завалился, говорила
она, под сундук: потому-то мы и не нашли его и
сожгли лишь один сандалий. Мы еще
разговаривали, как вдруг под ложем залаяла
проклятая мелитейская собачонка, и Деменета
исчезла, испуганная лаем. А сандалий мы,
действительно, нашли под сундуком и
впоследствии сожгли.

28.    Правильно ли, Тихиад, не верить и таким
видениям, ясным и происходящим ежедневно?"

"Клянусь Зевсом, – воскликнул я, – тех, кто
отказывается этому верить и тем оскорбляет
истину, было бы правильно нашлепать золотым
сандалией, как малых ребят!"

29.    В это время вошел пифагореец Аригнот с
длинными волосами и гордым выражением лица.
Ты знаешь его, известного своей мудростью,
прозванного "священным". При виде его я
облегченно вздохнул, думая, что он приходит мне

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector