ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 462

11. Правда. А в общем, Пан, они стали
лучше относиться к добродетели благодаря
философам?

Пан. Кого ты называешь философами? Не
тех ли, которые смотрят вниз, всегда ходят
вместе, толпой, и похожи на меня своими
бородами, не этих ли болтунов?

Правда. Да, именно их.

Пан .Я вообще не знаю, что они говорят, и не
понимаю их мудрости; ведь я горный житель и не
учился напыщенным словам и городским
утонченным изъяснениям. Откуда может взяться
в Аркадии софист или философ? Моя мудрость не
идет дальше дудки и свирели, а в остальном я
пастух, плясун и, если надо, воин. Однако я
слышу, как философы кричат и говорят о
какой-то добродетели, об идеях, о природе и
бесплотных телах о непонятных для меня и
пустых понятиях. Сперва они совсем миролюбиво
говорят друг с другом, а когда останутся вместе
подольше, то начинают напрягать свои голоса до
крайней высоты. Тогда от напряжения и желания
говорить всем вместе лица становятся красными,
горло надувается, и вены выступают как у
флейтистов, когда они стараются дуть в узкую
флейту. Спутав все разговоры и смешав все то, о
чем они вначале рассуждали, они уходят, выругав

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector