ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 538

зиждется: нам ли высочайшее стяжать уважение
или тому быть верным, что этот человек о нас
рассказывал.

24.    Диоген. Мужайтесь! Мы не останемся
позади, я за всех скажу! И если даже Философия,
на убедительные речи склонившись, – тишайшая
ведь у нее природа и кроткая, – отпустить
задумает его, то от меня не уйдет он: я ему
покажу, что не напрасно с дубьем мы ходим.

Философия. Ну, ну, ну… только не так! Ты

– больше словом; пристойней это, чем палкой…
Не медли же! – Водяные часы уже наполнены, и
на тебя судилище взирает.

Лукиан. Пусть остальные сядут с судьями,
Философия, и голосуют вместе с вами. А Диоген
один пусть обвиняет.

Философия. Так ты не боишься, что они
подадут голоса против тебя?

Лукиан. Ни в коем случае! Я хочу,
напротив, чтобы за меня было больше голосов
подано!

Философия. Отлично сказано! Что же?
Садитесь. А ты, Диоген, начни.

25.    Диоген. Что за люди были мы при
жизни, о том ты знаешь, Философия, сама
хорошо, и говорить об этом нет никакой нужды.
О себе я умолчу, но Пифагор, вот этот Платон и

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector