ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 544

позорного представления,    когда обезьяны

осмелились надевать на себя личины героев,
когда стали они подражать ослу в Кумах,
который, львиную шкуру накинувши, возомнил
себя настоящим львом и до тех пор оглушал
невежественных жителей    Кум, испуская

раздирающий рев, пока один чужестранец, не раз
льва и осла видавший, не обличил и прогнал его,
прибивши палкой. Но вот что, Философия, всего
ужасней мне показалось: когда люди видели
кого-нибудь из подобных философов
поступающим подло, непристойно, распущенно,
то все без исключения тебя, Философию,
обвиняли, немедленно обрушиваясь на Хризиппа,
на Платона, на Пифагора – словом, на того из вас,
по чьему имени проходимец величался и чьему
ученью подражал. От порочной жизни такого
находящегося в живых    философа люди

заключали о вашей испорченности, людей, давно
умерших; не при жизни вашей происходило это
следствие:    вы-то были в отсутствии, а

обвиняемый находился налицо и на виду у всех
чинил поступки возмутительные и бесчестные,
так что вы заочно подвергались осуждению с ним
заодно и подпадали унизительнейшей клевете,
обвиненные в одинаковых преступлениях.

33. Этого я не мог снести, но стал обличать

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector