ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 547

дадут, совершенно так, как если бы кто-нибудь в
одеждах царственных, в высокой тиаре и диадеме
и со всеми отличиями царского достоинства
выпрашивать стал подаяние у своих подданных.
И вот, когда философам хочется самим добиться
какого-то подарка, долгий разговор ведется о
том, что все должно быть общим, что богатство –
вещь безразличная, и "что такое золото и
серебро? Не то же ль, что камешки на берегу
морском?" Но если какой-нибудь нуждающийся в
помощи старинный приятель и друг придет и
попросит у философов от их многого немного,
тогда – молчанье, смущенье, непониманье и,
по-стесихоровски, слова звучат наоборот,
попятной песней. А разговоры бесконечные о
дружбе, добродетель, красота – все это вдруг,
вспорхнувши, улетает, не знаю куда, – поистине
крылатые слова – и праздной оказывается войной
с тенями, которую философы ведут изо дня в день
для провождения времени.

36. И лишь до тех пор философы –
друзья-приятели между собой, пока не ляжет
золото иль серебро меж них. Но стоит
кому-нибудь показать хотя бы один обол,
кончено:    мир нарушен, ни соглашение, ни

переговоры невозможны, долговые записи в
книгах зачеркнуты, добродетель прочь бежит –

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector