ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 602

но ты издали меня – не обожгла, клянусь Зевсом,
нет – ты ввергла в самый огонь. Через глаза мои
ты влила мне в грудь свое невидимое пламя и
жжешь меня, а я ничем перед тобой не виноват.
Поэтому, ради богов, исцели меня своим
жестоким и сладким лечением, о котором сама
говорила… Возьми меня, я уже без ножа зарезан,
снимай с меня кожу, как сама хочешь”.

Она громко и весело расхохоталась в ответ и
стала во всем моей. Между нами было условлено,
что она придет ко мне, когда уложит спать
господ, и проведет со мной ночь.

7.    Спустя некоторое время пришел Гиппарх, и
мы, совершив омовение, легли ужинать, и много
было выпито во время нашей беседы. Наконец,
притворившись, что хочу спать, я встал и ушел в
свою комнату. Все в ней было устроено
прекрасно: слуге было постлано за дверью, а у
моей постели стоял стол с чашей. Тут были и
вино и вода наготове, холодная и горячая, – все
это было дело Палестры. На ложе было
разбросано множество роз, полных и
осыпавшихся и заплетенных в венки. Найдя все
готовым к пиру, я стал ждать подругу.

8.    Уложив свою госпожу, она поспешно
пришла ко мне, и пошло у нас веселье, вино
сменялось поцелуями, и мы пили за здоровье друг

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector