ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 608

14.    Палестра била себя по лицу руками. "Ах, я
несчастная, – говорила она, – такую беду я
наделала. Я заторопилась и ошиблась баночкой
из-за сходства взяла не ту, которая выращивает
крылья, а другую. Но не беспокойся, мой
дорогой. Это легко поправить. Если ты поешь
роз, с тебя тотчас спадет личина зверя, и ты снова
вернешь мне моего любовника. Но, голубчик, на
одну эту ночь тебе придется остаться ослом, а
поутру я прибегу и принесу тебе роз, ты поешь их
и исцелишься”. Говоря мне это, она ласкала мне
уши и шерсть.

15.    А я, хоть во всем остальном стал ослом,
душой и умом остался человеком, тем же Лукием,
за исключением голоса.

Итак, в душе сильно упрекая Палестру за ее
ошибку и кусая себе губу, я пошел туда, где, как я
знал, стояли моя лошадь и настоящий осел
Гиппарха. Но они, почуяв, что я подошел, и
боясь, чтобы я не подобрался к их сену, прижали
уши и приготовились копытами защищать свои
животы. А я, сообразив это, подальше
отодвинулся к конюшне и стоял, смеясь, но смех
мой был ржанием. Что за неумеренное
любопытство! – говорил я себе. Что, если
заберется волк или иной зверь? Я могу погибнуть,
хоть не сделал ничего дурного. Рассуждая так, я

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector