ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 609

не подозревал, несчастный, грядущей беды.

16. Уже глубокой ночью, когда наступила
полная тишина и все погрузилось в сладкий сон,
вдруг затрещала стена снаружи, как будто ее
проламывали. И в самом деле проламывали. Дыра
была уже такая, что человеку можно было
пролезть, и вот через нее проходит один, за ним
другой тем же путем, и вот их уже много внутри,
и у всех мечи. Связав в комнатах Гиппарха,
Палестру и моего раба, они без боязни
опустошили дом и вытащили наружу деньги,
платье и вещи. После того как в доме больше
ничего не осталось, они взяли меня, другого осла
и лошадь, нагрузили нас и все награбленное
связали. С таким большим грузом они нас
погнали в гору ударами палок, стараясь бежать по
малоезженной дороге. Что другие животные
испытывали, не могу сказать, но я, не
подкованный и не привыкший к ходьбе по
острым камням, просто погибал, неся такие
тяжести. Часто я спотыкался, но падать было
нельзя, так как тотчас же сзади кто-нибудь ударял
меня палкой по бедрам. Не раз я хотел закричать:
"О, Цезарь", но испускал только рев. "О" я кричал
сильно и звонко, но "Цезарь" не выходило.
Между тем за это меня били, так как я выдавал
разбойников своим ревом. Сообразив, что я кричу

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector