ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 616

стол, стали ужинать. Когда наступила ночь, они
отправились снова, чтобы перевезти домой
остальные вещи, оставленные в лесу. ”К чему нам
уводить с собой этого несчастного осла, – сказал
кто-то из них, – ведь он из-за своего копыта для
нас бесполезен? А вещи частью потащим мы,
частью лошадь”. Они ушли, уводя с собой
лошадь. Ночь была светлой от луны, а я сказал
тогда сам себе: "Чего же ты еще ожидаешь здесь,
несчастный? Тобой поужинают коршуны и их
птенцы. Разве ты не слышал, что с тобой решили
сделать? Не хочешь ли и ты скатиться с обрыва?
Теперь уже ночь и полная луна; они ушли из
дому: спасайся бегством от кровожадных хозяев”.

Размышляя так с самим собой, я заметил, что
я ни к чему не привязан, а повод, на котором
меня тащили в пути, висит у меня на боку
свободно. Это меня побудило еще больше к
бегству, и я бегом пустился прочь. Старуха,
увидев, что я готов убежать, схватила меня за
хвост и стала держать. Но быть задержанным
старухой – значило для меня свержение с обрыва
или другую смерть в этом роде, и я потащил ее за
собой, а она громко закричала, зовя пленную
девушку. Та вышла из дому и, видя старуху,
уцепившуюся за хвост осла, как Дирка, решилась
на благородную смелость, достойную

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector