ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 623

переваливается на сторону и следовало бы снять
часть дров и переложить на легкую сторону,
чтобы уравнять их, он никогда этого не делал, а
поднимал с горы громадные камни и наваливал
на более легкую и неуравновешенную часть груза.
И я спускался, несчастный, неся вместе с дровами
и ненужные камни. На пути лежал
невысыхающий ручей: жалея свою обувь, он
садился на меня позади дров и так переезжал
через ручей.

30. Если же я когда-нибудь падал от
изнеможения и тяжести, тогда беда становилась
совсем нестерпимой. Ведь погонщик тогда
должен был слезать с меня, поддерживать при
спуске, поднимать с земли и снимать ношу, если
понадобится, а он сидел и не помогал, но избивал
меня палкой, начиная с головы и ушей, пока
удары не заставляли встать. К тому же он
придумал другую злую шутку, нестерпимую для
меня. Он перемешивал мою ношу с колючими
репейниками и, перевязав все это веревкой,
свешивал сзади с хвоста; естественно, что
подвешенные колючки ударяли меня на ходу и
уколами своими ранили мне весь зад. Защититься
мне было невозможно, так как иглы были
привешены и все время преследовали меня и
ранили. Если я, остерегаясь размаха репейников,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector