ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 645

откуда-нибудь медведь или лев.

54. Между тем проходит кто-то мимо с
цветами, и среди прочих цветов я вижу листья
свежесорванных роз. Не медля долго, соскочив с
ложа, я бросаюсь вперед. Все думают, что я встал,
чтобы танцевать, но я перебегаю от одних цветов
к другим и обрываю и поедаю розы. Они еще
удивляются моему поведению, а уж с меня спала
личина скотины и совсем пропала, и вот нет
больше прежнего осла, а перед ними стоит голый
Лукий, бывший внутри осла. Пораженные таким
чудесным и неожиданным зрелищем, все подняли
страшный шум, и театр разделился на две
стороны. Одни думали, что я – чудовище,
умеющее принимать различные виды и знающее
ужасные чары, и хотели меня тут же сжечь на
огне; другие же говорили, что нужно обождать
сначала моей речи и расследования, а потом уже
судить об этом. А я побежал к управляющему
округом, который оказался на этом
представлении, и рассказал ему с самого начала,
как фессалийская женщина, рабыня фессалиянки,
превратила меня в осла, смазав магическим
снадобьем, и просил его взять меня и держать под
стражей, пока он не убедится, что я не лгу, что
все так случилось.

"Скажи нам, – говорит наместник, – имена –

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector