ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 651

подвергаясь опасности, а я говорил у самого
костра, еще раньше перед громаднейшей толпой
слушателей, причем некоторые, восхищавшиеся
безумием старика, негодовали на мои слова, а
впрочем нашлись и такие, которые сами смеялись
над ним. Но все же философы-собаки чуть-чуть
было не растерзали меня, как настоящие собаки
разорвали Актеона или вакханки своего
родственника Пенфея.

3.    Ход действия был таков. Автора его ты
знаешь, что это был за человек и сколько он
разыграл драм в течение всей своей жизни,
превзойдя самого Софокла и Эсхила. Что касается
меня, то я, лишь только прибыл в Элиду, стал
бродить по гимназию, слушая какого-то киника,
который громким, хриплым голосом вопил о всех
известных, избитых вещах, призывая к
добродетели, и всех просто-напросто поносил.
Свои выкрики он закончил на Протее. Я
постараюсь, насколько смогу, точно передать по
памяти, что говорилось. Ты же можешь себе
представить это вполне отчетливо, так как
неоднократно присутствовал при выкриках этих
философов.

4.    Киник говорил: "Находятся люди, которые
смеют называть Протея тщеславным! О
мать-земля, о солнце, о реки, о море, и ты, отчий

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector