ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 679

1. Триефонт. В чем дело, Критий? Ты
совсем на себя непохож стал и брови хмуришь.
Видно, какие-то замыслы ты в тайниках своей
души строишь, расхаживая взад и вперед,
похожий на коварного душой мздолюбца, у
которого "бледность покрыла ланиты”, по слову
поэта. Уж не Трехглавца ли пса ты узрел или
Г екату, вышедшую из Аида,    с заранее

обдуманным намерением с кем-нибудь из богов
встретился? Никогда, как кажется, ты не впал бы
в такое состояние, даже если бы услыхал, что вся
вселенная затоплена, как во времена
Девкалиона… Тебе я говорю, любезный Критий!
Не слышишь разве, как я изо всей мочи кричу,
вплотную присоседившись к тебе? Сердишься ты
на нас, что ли? Или оглох? Или ждешь, чтобы я
руки пустил в дело?

Критий. Ах, Триефонт!    Длинную,

рождающую недоумение речь я    только что

выслушал, запутавшуюся средь    множества

тропинок. Я все перебираю в уме весь этот вздор
и уши затыкаю, чтоб не пришлось еще раз
услыхать подобное: я лишусь рассудка, я застыну,
как некогда Ниоба, и, как она, дам пищу для
росказней поэтов. Я стремглав полетел бы с кручи
от охватившего меня головокруженья, если бы ты
не окликнул меня, дружище! Пошли бы про меня

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector