ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 682

поэтам. Но… раз уж я встретил тебя в этом месте,
отойдем в сторону туда, где платаны защищают
нас от солнца, где соловьи и ласточки звенят
приятно. Пусть пенье птиц, услаждающих слух, и
тихо журчащая вода очаруют наши души.

4. Триефонт. Идем, Критий. Но я боюсь,
нет ли какого волшебства в том, чего ты
наслушался, и не обратил бы меня твой
удивительный испуг в пестик, в дверной косяк
или еще в какой-нибудь неодушевленный
предмет.

Критий. Клянусь Зевсом, обитающим в
эфире, ничего подобного с тобой не случится.

Триефонт. Ты еще больше испугал меня,
поклявшись Зевсом: как он сможет наказать тебя,
если ты преступишь клятву? Я убежден, что и
тебе не безызвестно, как обстоит дело с этим
твоим Зевсом.

Критий. Что ты говоришь? Зевс не сможет
сослать меня в Тартар? Разве ты не помнишь, как
он всех богов отбросил прочь от небесного
порога, и Салмонея, что пытался соревноваться с
ним в громе, поразил недавно своим перуном, да
и сейчас еще поражает нечестивцев? За то и
прославляют его поэты – Гомер в том числе – как
укротителя Титанов и убийцу Гигантов.

Триефонт. Ты дал, Критий, беглый обзор

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector