ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 683

всех деяний твоего Зевса, но, быть может, тебе
будет угодно выслушать и меня. Не превращался
ли он сам, движимый похотью, в лебедя, в сатира,
а то так и в быка? Не посади он быстро на свой
загривок распутную девчонку и не уплыви с ней
на море, пришлось бы, пожалуй, твоему
молниеносцу и громовержцу Зевсу пахать,
натолкнувшись на земледельца, и вместо того,
чтобы метать перуны, на своих боках
почувствовать стрекало погонщика. А
бражничать с эфиопами, чернокожими людьми, с
мрачнейшим лицом и, подвыпив, двенадцать
суток не вставая пировать у них, с такой-то
бородищей – это, по-твоему, не зазорно? А уж
история с орлом, с Идой, с беременностью во всех
частях тела – обо всем этом мне и говорить-то
стыдно.

5.    Критий. Тогда, может быть, Аполлоном
поклянемся, любезный друг, великим пророком и
врачевателем?

Триефонт. Этим лгуном, который не так
давно погубил Креза, а потом саламинцев и
бесчисленное множество других людей, всем
изрекая двусмысленные прорицания?

6.    К р и т и й. Ну, а если Посейдоном? Тем, что
держит в руках трезубец и в битве кричит
пронзительным, устрашающим голосом, будто

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector