ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 687

воителя, а поэты и риторы возвеличили бы меня
больше, чем Персея, за то, что не одну, а многих
Горгон я разыскал.

10.    Кстати, раз уж зашла речь о Крите: я
вспоминаю, что мне там показывали могилу
твоего Зевса и взрастившие мать богов заросли –
так и остаются эти кусты вечноцветущими.

К р и т и й. Но ты не узнал ни ее заклинаний,
ни таинств?

Триефонт.    Если    бы    заклинания

производили такие чудеса, Критий, наверно они
могли бы и мертвых воскрешать, возвращая их на
милый свет. Но все это – вздор, сказки для детей,
росказни суеверных поэтов. Оставь поэтому в
покое и эту мать.

11.    Критий. Не согласишься ли ты тогда на
Г еру, супругу и сестру Зевса?

Триефонт. Умолчим о    ней за ее

распутнейшие связи, оставим ее подвешенной
Зевсом за ноги и за руки, и – мимо!

12.    Критий. Но кем же в конце концов мне
поклясться?

Триефонт.

Богом, небесным царем, всевышним, великим,

бессмертным,
Сыном отца, духом, от отца исходящим,

Единый в трех, он троичен в одном.

Сего почитайте Зевсом! Сей есть истинный бог!

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector