ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 785

небезопасным использовать свое приобретение
днем, в городе; ночью же, скрыв лиру под
плащем, вышел один в предместье, взял лиру и
стал бить как попало по струнам, невежественный
и бездарный юноша, надеясь, что лира ответит
ему какой-нибудь божественной песнью, которой
он всех заворожит и очарует и станет блаженным,
унаследовав искусство Орфея. А между тем на
шум сбежались собаки – их было в том месте
немало – и разорвали музыканта на части, так что
в этом отношении он действительно разделил
участь Орфея, привлекая к себе хотя бы одних
собак.

Тут-то и обнаружилось с очевидностью, что
не в лире было очарование, а в искусстве и в
песне, которыми владел Орфей с
исключительным совершенством, унаследовав их
от матери. Лира же сама по себе была для своего
хозяина вещью ничуть не лучшей, чем всякий
другой струнный инструмент.

13. Впрочем, для чего я рассказываю тебе про
Орфея или про Неанфа, когда и в наше время был

– да, я думаю, и сейчас еще здравствует – человек,
который купил светильник стоика Эпиктета –
простой глиняный светильник – за три тысячи
драхм? Ибо и он, полагаю, надеялся, что если
будет по ночам читать при этом светильнике,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector