ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 807

смеялся и он. Да и как было ему не смеяться над
столь явной, никого не убеждающей, бесстыдной
дерзостью подобного выступления? Могло ли
случиться иначе? Он не привык сдерживать свой
смех! И вот один, превратив речь в сплошное
пение, разливался флейтой, воображая, что очень
жалобно оплакивает Пифагора, другой же, вот
этот мой поэт, видя перед собою осла известной
поговорки, пытающегося играть на кифаре,
рассмеялся от всей души. Тот, обернувшись,
увидел его. С этого и началась недавно война
между обоими.

8. Прошло некоторое время. Наступил новый
год, точнее – третий день после великого
новолуния, в течение которого римляне, по
древнему обычаю и до сей поры, возносят
известные моления за весь предстоящий год и
совершают жертвоприношения,    блюдя

священные обряды, установленные царем Нумою,
веря, что боги в этот день особенно входят в дела
молящихся. В этот-то праздник, в священное
новолуние, человек, рассмеявшийся тогда в
Олимпии над Пифагором-подкидышем, увидел,
что идет ему навстречу тот самый, на плевок
напрашивающийся хвастунишка, разыгрывавший
комедию с чужими словами. Случилось так, что
первый весь нрав второго знал доподлинно, все

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector