ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 817

после всех этих удивительных подвигов твоих в
Сирии, когда ты спасался бегством в тех
условиях, как я рассказывал, преследуемый
продавцами готового платья, у которых ты купил
себе на дорогу роскошные одежды? Однако и
Александрия знает про тебя не меньше, и,
клянусь Зевсом, ее не следовало бы ставить в этом
отношении на второе место, после Антиохии.
Напротив, твоя распущенность выступила здесь
обнаженней, твой разврат – неистовей; здесь ты
стяжал своими даяниями еще более известное имя
и, скинув всякие покровы, показал свое:
настоящее лицо. Только один человек, пожалуй,
был бы способен поверить твоим утверждениям,
будто ты ничего подобного не делал, и выступить
на твою защиту, – это твой последний
покровитель, у которого ты состоял на
жаловании, один из первых римских граждан. Об
имени его, может быть, ты разрешишь мне
умолчать, тем более что все знают, о ком я
говорю. Нужно ли перечислять все наглости,
которые он спускал тебе во время твоей жизни у
него? Но когда он застал тебя лежащим на
коленях у мальчишки- виночерпия, Винопиона по
прозвищу, то, – как ты думаешь, – мог он
поверить тебе, что "ты не таков”, воочию видя,
чем ты занимаешься? Конечно, нет, – раз он не

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector