ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 851

луковицы, посыпанной белой солью, которую я
ем свободно, когда хочу и сколько хочу… Ну, я не
стану описывать следующую за угощением
отрыжку и рвоту в ночи. Утром же надо будет
условиться с твоим господином о плате, сколько и
в какое время года надлежит ее получать. Итак,
пригласив тебя, – при этом присутствуют
двое-трое из друзей, – и предложив сесть, он
начинает речь: "Наш дом, каков он есть, ты уже
видел; ты видел, что чванства в нем нет ни
малейшего: без подмостков живем, все попросту,
как у всех. И надо, чтобы ты чувствовал себя так,
как будто все у нас с тобой будет общее. Смешно
было бы, в самом деле, ежели бы наиважнейшее,
собственную душу мою и, Зевсом клянусь, души
детей моих (если окажутся у него дети,
требующие обучения) тебе поручая, я не считал
бы тебя равно господином и над всем прочим.
Но, поскольку надлежит определенность
некоторую внести в дело, скажу: я вижу, правда,
умеренность и независимость твоего нрава и
понимаю, что отнюдь не в чаянии платы ты
пришел в наш дом, но ради другого, ради
благорасположения нашего и почета, который все
тебе здесь будут оказывать, – и тем не менее
пусть будет положено тебе кое-что определенное.
Только ты уже сам скажи, сколько ты хочешь, не

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector