ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 889

прочих пороков наиболее рабам свойственна и
потому наихудшим пороком считается.

10.    Итак, что же иное еще остается мне, – если
ни того, ни другого, оказывается, говорить не
следует, – как только соглашаться, что не имею я
сказать ни одного здравого слова. Единственный,
быть может, якорь еще лежит у меня сухим:
сетовать на старость, на болезни, наконец, на
бедность, которая склоняет человека все делать и
все сносить, лишь бы он мог избежать ее. В таком
случае не окажется, быть может, неуместным и
Еврипидову Медею попросить выступить и
произнести в мою защиту следующие ямбы, лишь
слегка изменив напевность:

Я знаю, сколько зол мне предстоит свершить,

Но всех моих решений нищета сильней.

А слова Феогнида – даже если и не приведу я
их, кто не знает, что он не считал для человека
недостойным даже в пучины глубокого моря
ввергнуть себя, свергнуть с вершины крутого
утеса, если таким образом он может убежать от
нищеты.

11.    Вот, кажется, и все, на что человек в моем
положении мог бы сослаться в свою защиту. Не
слишком-то каждый из этих предлогов
благовиден. Но ты можешь быть спокоен,

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector