ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 931

сейчас еще не поздно было бы перестроить свою
участь, если бы не было мне стыдно перед
дочерьми Эрехтея и Кодром. И, конечно, я не
перекинусь вместе с богами на сторону
неприятеля только потому, что они изменили
афинянам ибо прекрасное убежище – смерть,
делающая человека неуязвимым для всякого
позора. Так и теперь, Архий, насколько это в
моих силах, я не покрою Афин стыдом,
добровольно согласившись на рабство, и не
отброшу от себя прекраснейшее одеяние смерти –
свободу.

47. Уместно было бы тебе, – продолжал
Демосфен, – припомнить сейчас высокие слова
трагического поэта:

… Готовясь жертвой пасть,

Она и в самой смерти красоту блюла.

Это сказано о девушке! Так неужели
Демосфен предпочтет благородной смерти
безобразную жизнь, забыв учение Ксенократа и
Платона о бессмертии?” Говорил он еще кое-что,
с большою горечью, против тех, кто высокомерно
противится своей участи. Но к чему теперь обо
всем этом вспоминать? В конце концов, когда я
испробовал и просьбы, и угрозы, мешая ласковые
речи с суровыми, Демосфен сказал:    ”Я

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector