ЛУКИАН    СОЧИНЕНИЯ 2    стр. 932

послушался бы твоих слов, будь я Архием, но
поскольку я – Демосфен, прости меня, посол
злополучный: я не рожден для таких дурных
поступков”.

48.    И вот тогда, только тогда, я задумал силой
оторвать его от алтаря. Заметив это, он обратил
взоры к изображению бога и, не скрывая
насмешки, сказал: "Как видно, Архий считает
силой и спасительным прибежищем для духа
человеческого только оружие, корабли, стены
крепостные и стены воинские, а мое снаряжение
презирает. И однако оно с честью выдерживает
натиск и иллирийцев, и трибаллов, и македонян,
являясь для меня более надежным оплотом, чем
были когда-то для нас деревянные стены, о
несокрушимости которых возвестил нам оракул
бога. Уверенный в моей силе, я безбоязненно
исполнял долг гражданина, без боязни проявлял
непочтительность к македонянам, и не было мне
никакого дела ни до Евктемона, ни до
Аристогитона, ни до Пифея с Каллимедонтом, ни
до самого Филиппа – в те времена; нет мне дела и
ныне до Архия".

49.    Сказавши это, он обратился ко мне и
сказал: "Не прикасайся ко мне! Я сделаю все со
своей стороны, чтобы храм не подвергся
осквернению, и, поклонившись богу, добровольно

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector