АММИАН МАРЦЕЛЛИН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ стр. 39

былодопустить. И онибывсе до одного погибли, если бы не воспротивился самым настойчивым образом Гонорат, бывший вту пору комитом Востока. 3. Очевидным и наглядным свидетельством свирепости Галла было и то, чтоон находил особенное удовольствие в кровавых зрелищах. Вид шести –семи кулачных бойцов в цирке, когда они, прибегаяк запрещенным закономприемам, наносили друг другуудары иобливались кровью, приводил его в такой восторг, как если бы на его долю выпала большая прибыль. 4. И без того уже возбужденную склонность вредить другимразожгла одна женщина низкого происхождения. Она просила о доступе водворец, была допущенаи донесла Галлу, будто против него тайно злоумышляют какие-то совершенно неизвестные солдаты. Констанция торжествовала, словно теперь уже жизнь еесупруга в безопасности; она щедро одарила эту женщину, приказала посадить ее в повозку и вывезти через ворота в город, чтобы тем самым подвигнуть и других на подобные или более важные доносы. 5. Когда Галл вскорепосле этого собирался отправиться в Гиераполь, 53 чтобы хотябы длявида присутствовать при походе, антиохийская чернь слезномолила его устранить страх перед голодом, наступлениекоторого ожидали по многим серьезным причинам. Он, однако, не сделал распоряжений, какими государи с их широким кругом властимогут иногда врачевать подобные бедствия, поражающие отдельные местности, и не отдал приказания подвезти провиант из соседних провинций; но указал взволнованной грозным бедствием черни на стоящего рядом с ним консуляра 54 Сирии Феофила, настойчиво повторяя, что никто не будет нуждаться в съестных припасах, если на то небудет воли правителяпровинции. 6. Эти словавозбудили дерзостьчерни: когда недостача провианта сталаеще чувствительнее, голодная и возбужденная толпа подожгла великолепный дом некоего Евбула, одного из местной знати, инапала на правителя, который как бы был ей выдан императорским суждением. Набросившись на негос кулаками, преследуя пинками и избив до полусмерти, чернь растерзала его на куски. После этой достойной слезкончины всякий видел в этом {40} событии прообраз собственной опасности и боялся такого же конца. 7. Примерно в то жевремябывший дукс Серениан, 55 по оплошности которого, как я ранее рассказывал 56 была опустошена Цельзав Финикии, был совершенно правильно привлечен к ответственности по обвинению в государственной измене. Неизвестно, при помощи каких ухищренийудалось ему добиться оправдания, хотя он былполностью уличен в том, что отправил одногосвоего приятеля с шапкой, которую носил сам инад которой были произведены колдовства, в прорицалище, чтобы вопросить самым определенным образом, предстоит ли емуобладание прочнойверховной властью, как онтого желал, и притом надо всей империей. 8. Так, в одни и теже днипроизошло два несчастья: погиб жестокой смертью ни в чем не повинный Феофил и достойный всеобщего проклятия Серениан ушел от обвинения оправданным, несмотря на весьмазаметный протест общественного мнения.

9. Время от времени об этом доходили вести до Констанция; кое-что знал он из донесений Талассия, который, как это было всем известно, ненавиделГалла. Констанций писал Цезарю ласковыеписьма, а между тем удалил мало-помалу почти всевойска под предлогом опасений, как бы солдаты, всегда склонные в мирное время к бунтам, не подготовили заговорпротив него. Так онограничил его дворцовыми схолами и протекторамис скутариями и гентилами. 57 А Домициану, бывшему комиту финансов, 58 а тогда префекту, он поручил, по прибытии в Сирию, деликатно и вежливо уговорить Галла спешно приехать в Италию, куда он сам уже не раззвал его. 10.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector