АММИАН МАРЦЕЛЛИН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ стр. 43

полной оснасткойспускает их в море. 15. Приходится сознаться, что римский народ завладел этим островом, скорее поддаваясь корысти, нежели имея на то справедливые причины. Состоявший с нами в союзе царь Птолемей 90 был лишен своих прав на владение не за какую-либо вину, а только из-за скудости нашей казны. Он добровольно покончилс собой, приняв яд. Остров стал нашим данником, и его сокровища, словно военная добыча, были привезены в Рим Катоном. 91 А теперья возвращаюськ повествованию о событиях.

1. В то время как происходили эти разнообразные бедствия, Урзицин был вызван из Нисибиса, 92 где находилась его главная квартира; императорским приказомя был прикомандирован к нему. Против своего желания Урзицин был вынужден разбирать причины этогогубительного раздора, ихотя он уклонялся, но целая толпа льстецовзаглушала его протест. Он был боевым человеком, всегда служившим отечеству оружием, хорошим полководцем, но небыл знаком с судопроизводством. Опасаясь за себя, в тревогеглядел он на выползавших из одних и тех же норобвинителей и судей, пребывавших во взаимном согласии. Тайное и явное он доводилдо сведения Констанция, умоляя его в секретных донесениях о помощи, чтобы можно было внушить страх зазнавшемуся, как то всем было ясно, Цезарю. 2. Но эта чрезмерная осторожность навлекла на него большиебеды, о чем я расскажу ниже: его завистники сумели возбудить тяжкое подозрение против него у Констанция, который вообще был сносный государь, но стоило кому-нибудь, хотя бы и безвестному человеку, шепнуть ему на ухо что-нибудь подобное, как он становился жесток, неумолим и вообщев делах подобного рода непохож на себя. {46}

3. И вотв заранее назначенный для печального допроса день магистр конницы (Урзицин) восседал в качестве судьи только по видимости, так как остальные члены комиссиизаранеебыли подучены, что им следует делать. Тут и там стояли нотарии, сразудоносившие Цезарю, какой поставлен вопрос и какой дан ответ. По его свирепому приказу и наущению царицы (Константины), которая время отвремени подслушивала за завесою, много обвиняемыхбыло приговорено к смерти, не получив разрешения разоблачить предъявляемое им обвинение и не сказав ни слова в свою защиту. 4. Первыми подвергли суду Епигона и Евсевия, которые были схвачены по одному лишь совпадению имен. Я сказал, что Монций при своем последнем издыхании винил носивших эти имена трибунов оружейных фабрик, которые обещали свое содействие на случай волнения. 5. Епигон, философ, как оказалось, толькопо одеянию, тщетно пытался прибегнуть кмольбам; будучи подвергнут пытке, из страха смерти он сделал позорное признание, будто был участником заговора, которого вовсе не существовало, хотя он ничего не видел и не слышал, будучи совершенно далек от общественных дел. А Евсевий упорно отрицал предъявленноеему обвинениеи на пытке остался такимже твердым, громко восклицая, что это не суд, а разбой. 6. Как сведущий в законах человек, он настойчиво требовал обвинителя и соблюдения установленных форм судопроизводства. Узнав об этом, Цезарь усмотрел в его твердости дерзость и приказал пытать его как дерзкого упрямца. Истерзанный так, чтоне оставалось уже живого места на его теле, он взывал к небу о справедливости, бросал грозные взоры с твердым сознанием своей правоты и не возвел обвинения ни на себя, ни

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector