АММИАН МАРЦЕЛЛИН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ стр. 59

теснины Коттиевых Альп 166 .

30. При этом опасном настроении умов мы обсуждали на тайных совещаниях способ привести в исполнение наш план; не раз менялись решения под воздействием страха, и мыостановились наконец на следующем. Тщательно отыскали мы осторожных исполнителей дела и, взяв с них клятву, сталисклонять на свою сторонубракхиатов и корнутов 167 которые не отличались особенной верностью икоторыхможно было за высокую плату склонить к чему угодно. 31. Таким образомдело было совершено через по-{69}средников из простых солдат, которые подходили для такого дела даже своейбезвестностью и были подкуплены обещанием щедрой награды. И вот внезапно, на первом рассвете едва забрезжившего утра, собрался отряд вооруженных людей и, проявляя, как этообыкновенно бывает в рискованных предприятиях, невероятную дерзость, проник во дворец и перебил стражу. Сильван спрятался от страха в часовне; его вытащили оттуда и, когда он попытался укрыться в местесобраний христианской общины, зарубили мечами.

32. Так окончил свою жизнь полководец, имевший за собой немалые заслуги. Интриги преступников опутали его, когда он отсутствовал, и, чтобы спасти свою жизнь, он решился на крайнее средство. 33. Констанций был ему очень обязан за переходна егосторону во главе тяжеловооруженной конницы перед битвой при Мурзе 168 но Сильван опасался неустойчивости и непостоянства Констанция, хотя имел за себя громкие дела отца своего Бонита, который, будучи франком по происхождению, много раз сражалсяв междоусобной войне противпартии Лициния на стороне Константина.

1.           Ещедо этих событий, разыгравшихся в Галлии, в Риме в цирке однажды – неизвестно, на основании ли каких-либо данных или просто по предчувствию, – раздались громкие крики: «Сильван побежден!»

2.           Гибель Сильвана в Агриппине, как я о ней рассказал, преисполнила императора радостью, итак как главными чертами его характера были гордостьи чванство, то он приписал эту удачуисключительно своему счастью: совершавших храбрые дела людей он всегда ненавидел, как Домициан, и старался перещеголять какимлибо качеством, не имеющим отношения к личному мужеству. 36. Он был настолько далек от мысли похвалить за успешное выполнение дела, что обронил в своем письме несколько слов о захваченных будто бы галльских сокровищах, которых никто не касался. Онотдал приказ произвестистрожайшее следствие, допросив Ремигия, который был тогда казначеем при нашем начальнике. Этот самый Ремигий позднее при Валентиниане был казнен через повешение по делу отриполитанском посольстве 169 37. По окончании этого дела Констанций стал еще более чваниться, словно он сравнялся с небом и повелевает судьбою; его превозносили льстецы, числокоторыхон преумножал, выказывая презрение недостаточно искусным иотстраняя их от себя. Про Креза читали {70} мы, что он прогнал из своего царства Солона за неумение льстить 170 , и Дионисий угрожал смертью поэту Филоксену 171 зато, что тот, когда Дионисий читал свои плохие и нескладные стихи, и все их хвалили, единственный не выразил никакого одобрения. 38. Лесть – кормилица всяких пороков. Только такая хвала должна бытьугодна властителю, когда может оказатьсяместо и дляосуждения за нехороший поступок.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector