АММИАН МАРЦЕЛЛИН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ стр. 60

1. По восстановлении спокойствия начались, как обычно, сыски, и многие, словно преступники, были закованы в оковы и цепи. В дикой радости вознессяПавел, этот дьявольский доносчик, идал широкий простор своим ядовитым козням. Следствие по делу вели гражданские и военные чиныимператорского совета, и было приказано подвергнуть пытке Прокула, доместика 172 Сильвана, человека слабого физически и болезненного. Всех охватил страх, как бы он, подвоздействием на слабое тело страшноймуки пыток, не обвинил в тяжкихпреступлениях всех без разбора. Но вышло совсем иначе, чем ожидали. 2. Помня о сне, в котором ему былозапрещено, как он утверждал, давать показания против кого-либо невиновного, он не назвал и невыдал никого, хотя и был замучен до полусмерти. Упорнооправдывал он деяние Сильвана и давал самые неопровержимые доказательства того, что не честолюбие, а необходимость вынудила его замыслить то, на что он посягнул. 3. Он выставлял аргумент, удостоверенный показаниями многих, а именно: за пятьдней до того, как Сильван возложил на себя императорскую повязку, он выдал жалование войску от имениКонстанция и обратился с речью к солдатам, внушая им быть храбрыми и сохранять верность. Было ясно, что если бы он собиралсяпосягнуть на императорский венец, то раздал бы эту большую сумму золота от своего имени.

4. После Прокула осужден был на смертную казнь Пэмений. Выше былорассказаноо нем, чтокогда тревирцы заперли воротасвоего города перед Цезарем Деценцием, онвозглавил организацию обороны 173 Затем казнены были комиты Асклепиодот, Луттон, {71} Маудион и вместе с ними многие другие, так строго в те временапреследовались дела, подобные описанному.

1.           Пока свирепствовала эта буря бедствий, в Вечном городе правил Леонтий, показавший себя образцовым судьей. Скорый в допросах, весьма справедливый в разбирательствах, он отличался по самой своей натуре благожелательностью, хотя своей заботой о сохранении авторитетаказался некоторым строгим и слишком расположенным кобвинительным приговорам.

2.           Первый повод к бунту против него был самыйпустой и ничтожный. Он приказал взять под стражу возницу Филорома. Собравшаясяна егозащиту чернь, стремившаяся вырватьизрук властей своего любимца, бушевала и наступалана префекта, считая его робкимчеловеком. Но тот, твердый и решительный, направилв толпу своих служителей, схватил несколько человек, подверг их пытке и покарал ссылкой на острова 174 Никто не посмел возмущаться иоказывать сопротивление. 3. Несколько дней спустя чернь проявилаопятьсвой обычный буйный дух под предлогом недостаткавина. Толпа собралась к Септемзодию, знаменитому строению, где император Марк (Аврелий) воздвиг великолепный Нимфей 175 Туда направился префект. Друзья егои стража горячо уговаривалиего непоказываться наглой и угрожающей толпе, которая к тому же была ожесточена еще с прошлого бунта. Не зная чувства страха, он прямо въехал в толпу, причем егопокинула частьсвиты, поскольку оншел на очевидныйриск. 4. С полным самообладанием посмотрел он острым взглядомс колесницы на лица отовсюду напиравшей

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector