Главная / Библиотека / АММИАН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ / АММИАН МАРЦЕЛЛИН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ стр. 167

АММИАН МАРЦЕЛЛИН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ стр. 167

если бы предстояла скорая встречас {224} неприятелем, велел ставить ночные дозоры и патрули, чтобы не подвергнуться неожиданномунападению врага.

1. Распорядившись обо всехэтих делах надлежащим, как представлялось, образом, Юлиан смело двинул вперед свою армию, тем способом передвижения, который он нераз применял с полным успехом в походах через земли варваров. 2. Когда он дошел до места, где река сталасудоходной, он посадил войска на лодки, которых, по счастливой случайности, оказалось много, и стал спускаться внизпо течению. Ему удалосьостаться незамеченным, так как он мог обходитьгорода и крепости: будучи очень нетребователен, онне нуждался в изысканнойпище, вполнедовольствуясь самой простой едой вумеренном количестве. В своем поведении он воплощал в жизнь прекрасное слово древнего царя Кира. Когда Кир зашел к одному человеку и тот спросил его, что приготовить для него на обед, царьпросил дать ему только хлеба, так как он надеется пообедать у ручья.

3. Молва, которая, послову поэта 509 тысячью своих языков удивительно преувеличивает события, разносила по всему Иллирику весть о том, что Юлиан после побед, одержанных над множеством царей и народов, наступает с огромной: армией в гордом сознании своих успехов. 4. Этот слух поверг в ужас Тавра, префекта претория, и он заблаговременно уехал, как будтоприходилось бежать отнашествия внешнего врага. Меняя с возможной поспешностьюлошадей на почтовыхстанциях, он переехалчерезЮлиевы Альпы и увез с собою также префекта Флоренция. 5. Военными силами в той местности командовал тогда комит Луциллиан, имевший свою ставку в Сирмии 510 Лишь только до него дошли первые слухи о движении Юлиана, он немедленно стянул войска, которые можно былонаскоро собратьс ихстоянок, и намеревался оказать сопротивление, когда тот появится. 6. Но Юлиан, спешивший к своей цели с быстротой факелаили пылающего брандера, лишь только дошел до Бононии, находящейся в 19 милях от Сирмия, под покровом темной ночи, – лунабыла сильно на ущербе, – неожиданно вышел на береги немедленно послал Дагалайфа с легким отрядом, чтобы тот вызвал к нему Луциллиана или привел его силой, если тот будет противиться. 7. Луциллиан в этот момент спал в постели. Будучи разбужен грозным шумоми увидев вокруг себя незнакомые лица, он понял, {225} в чем дело, и из страха перед именем императора поневоле повиновалсяприказанию. По чужому приказу он, незадолгоперед тем гордый и суровый магистр конницы, был посажен на первого попавшегося коня и как самый простой пленник доставлен к государю, едва будучи в состоянии собрать свои мысли от страха. 8. Но когда он предстал перед Юлианом и заметил, что император предлагает ему поцеловать пурпур, то, овладев собой, смело сказал Юлиану: «Неосторожно, государь, и необдуманно вступил тыв чужую область с такими малыми силами». Горько улыбнувшись, Юлиан отвечал на это: «Эти мудрые речи ты сохрани для Констанция. Я протянул тебе отличие императорского величества не длятого, чтобы просить у тебя совета, а чтобыположить конец твоему смущению».

Предыдущая Начало Следующая  
Adblock
detector