Главная / Библиотека / АММИАН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ / АММИАН МАРЦЕЛЛИН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ стр. 177

АММИАН МАРЦЕЛЛИН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ стр. 177

совершенно истребил всех связанныхс нимузами крови и родства. 9. Беды несчастных, против которых появлялись доносы об умалении или оскорблении величества, отягчали его жестокость и злые подозрения, которые в таких делах направлялись на все возможное. И если становилось известным что-нибудь подобное, он вместо спокойногоотношения к делу, приступал с жаром к кровавому розыску, назначал свирепых следователей, старался растянуть саму смерть в случаях казни, если это позволяли физические силы осужденных, и вообще на таких процессах превосходил свирепостью даже Галлиена. 10. Против последнегоне раз возникали бунты: Авреола, Постума, Ингенуя, Валента, по прозванию Фессалоника, и многихдругих, и все-таки он иной раз карал эти заслуживающие смерти злодеяния со снисходительностью 541 . Констанций даже сомнительные и мнимые преступления доводил чрезмерной тягостью пыток до того, что они казались совершенно доказанными.

11. Хотя он чрезвычайно заботился о том, чтобы его считали справедливыми милостивым, но в делах этого рода не знал справедливости. И как искры, летящие из сухого леса прилегком дуновении ветра беспрепятственно стремясь вперед, несут гибель селениям, так и он мельчайшиеповоды превращал в громады бедствий, действуя совершенно противоположно досточтимому императору Марку (Аврелию). Когда Кассий 542 посягнул в Сирии на {239} императорский сан, Марку была доставлена захваченная связка писем, адресованных Кассиемзаговорщикам, так как взят был в плен тот, кто должен был их доставить. Марк, не распечатывая, приказал тут же ее сжечь, находясь еще в Иллирике, чтобы не узнать своих противников и против воли не возненавидеть их 543 12. Некоторые разумные люди высказывали мнение, что Констанций мог бы проявить большее величие духа, если бы без пролития крови отступился отвласти, которую отстаивал с такой жестокостью.

13. Так и Туллий (Цицерон) говорит в одном письме к Непоту 544 , упрекая Цезаря в жестокости: «Благополучиеесть не что иное, как удача в благородныхдеяниях, или, давая иное определение: счастьеесть судьба, помогающая добрымсоветом; а кто им не следует, тот никоим образомне может быть счастлив. Поэтому в нечестивых и гибельных планах, которых держался Цезарь, не могло бытьникакого счастья. Счастливее, по-моему, изгнанник Камилл 545 , чем его современник Манлий 546 , даже если бы, как он того жаждал, ему удалось сделаться царем». 14. Ту же самую мысль высказывает и Гераклит Эфесский 547 в своем замечании, что иногда достойнейших людей побеждали покапризу судьбы негодяи и трусы; ачто самое высокое проявление доблести следует видеть в том, когда могущественная власть возьмет какбыпод ярмо страсти, увлекающиена проявления ненависти, гнева к ярости, и воздвигнет славный трофей в твердыне победителя духа.

15. Насколько во внешних войнах этот государь терпел урон и потери, настолько он возносился удачами в междоусобицах и был весь забрызгангноем, истекавшимиз внутренних нарывов государства. За этот достойный скореесожалениянеобычный успех онвоздвиг себе на развалинах провинцийс большими расходами триумфальные арки в Галлии и Паннонии, расположив наних записи с перечислением своих подвигов для поучения читающих, пока будутстоять эти памятники. 16. В отношении своих жен, евнухов с их льстивыми речами и некоторых придворных он оказывался весьма податливым, когда те аплодировали каждому его словуи ловили, когда он скажет «да» или «нет», чтобы поскорее с ним согласиться.

17. Тяжесть его правления усиливалась ненасытноюжадностью сборщиков податей, которые доставлялиему

Предыдущая Начало Следующая  
Adblock detector