АММИАН МАРЦЕЛЛИН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ стр. 223

но быстрый вспомогательный отряд, выйдя на берег, бросился на убегавших неприятелейи налетел на них, как хищная птица на свою добычу.

9. Блистательно завершив это дело, мы подошлик Пирисаборе, большому и весьма населенному городу, который окружен течением реки со всех сторон наподобие острова. Император сделал рекогносцировку города и его окрестностей и с величайшей осторожностью начал приготовления к осаде, как будто надеясь одним страхом отбить у населения охотузащищаться. Но когда после многократных попыток начать с ним переговоры никто неответил ни на обещания, ни на угрозы, пришлось приступить к осаде. Тройная цепь вооруженных окружила стены, и в первый день до самого начала ночи шла перестрелка. 10. Защитники были достаточно сильны и отличались воодушевлением. С бойниц они повесили повсюду сбитые из шерсти прикрытия, чтобы ослабить силу удара метательных снарядов; прикрываясь щитами, сплетенными из крепкоголозника и покрыв их сырыми кожами, они оказывали самое деятельноесопротивление. Сами они производили впечатление людей из железа: полоски железа, точно прилаженные по форме, частей тела, одевали надежным покровом веськорпус.

11. Несколько раз они вызывали дляпереговоровОрмизду как земляка и человека царской крови, а когда он приближался, осыпали его бранью и попреками, как изменника и перебежчика. На это издевательство ушла бóльшая часть дня, а сначаломсумерек были подведены различные осадные машины инаши приступили к засыпаниюглубокого рва. 12. Внимательноследившие за всем защитники заметили это при неверном вечернем освещении, и так как к тому же угловую башню пробил мощный удар тарана, то они покинули двойные стены города и заняли примыкавшую к нему цитадель. Стояла эта последняя на плоской вершине крутой горы, середина которой, поднимавшаяся вверх, составляласвоими округлыми очертаниями фигуру арголического щита; только на северной стороне не хватало кое-чего доокруглой линии, но здесь еще более надежную защиту представляли собой обрывы скал, спускавшихся прямо вволны Евфрата. Сооруженные

{308} из асфальта и обожженного кирпича стены, – постройка, неимеющая себе, как известно, равной по прочности, – представляли сами по себе опасную угрозу. 13. Наши солдаты, пылая боевой отвагой, прошли город, который нашли пустым, и ожесточенно сражались с горожанами, метавшими с цитаделивсякие снаряды. Наши катапульты и баллистытеснили защитников; но и самионисо своей высоты храбро противопоставляли имогромные луки; широкие, с обоих концов выступавшие рога этих луков стягивались очень медленно, зато спущенная сильнымударом пальцев тетива метала окованные железом стрелы с такой силой, что, впиваясь в тело противника, они пронзали его насмерть. 14. Шелтакже с обеих сторон бой целыми тучами метаемых от руки камней. С равными шансами длилась жаркая битва с величайшим упорством с рассвета до начала ночи; закончилась она без решительного исхода. На следующийдень возобновился упорный бой: с обеих сторон одинаковыбыли потери, и счастье не склонялось ни на чью сторону. Тогда император, готовый на любой риск при этих обоюдных потерях, построив клин и прикрываясь от выстрелов тесно сдвинутыми щитами, в быстром натиске бросился с отважными бойцами к вражеским воротам, которые оказались окованными толстым железом. 15. Хотя камни, метаемые от руки из пращей, куски свинца и стрелы угрожали егожизни, но он громко приказывал своимлюдям пробивать створы ворот, чтобы открыть доступ в крепость, и отступил назад лишь тогда, когда понял, что тучи метательных снарядов могут его совсемзасыпать. 16. Он отошел со всеми своими людьми; лишь некоторые из них бьли легкоранены, сам он вернулся невредимым, но с краской стыда на

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector