АММИАН МАРЦЕЛЛИН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ стр. 232

и глубокие щиты и, кое-как их направляя, переплыли с быстротой кораблей пенившуюся в водоворотах реку.

1.           Персы выставили против нас панцирныхвсадников втаком тесном строю, что при каждомдвижении тела тесно облегающиечлены пластинки слепили глаза встречным; все лошади были такжезащищены кожаными покровами. В резерве были оставлены манипулы пехотинцев. Прикрываясь продолговатыми выпуклымищитами, сплетенными из тростника и покрытыми сырой кожей, выступали они в тесном строю. Позади них слоны какперемещающиеся горы движением своих огромных тушгрозили гибелью приближавшимся, наводя страх из-за воспоминаний о событиях прошлого. {320}

2.           Поэтому император, следуя гомеровской тактике 753 поставилмежду первым и третьим строем более слабые подразделения, чтобы, оказавшись впереди, они в беспорядочном отступлении не увлекли всех остальных, или, будучи помещены сзади всех центурий и неимея никакой поддержки, необратилисьтем легче в бегство. Сам он с вспомогательным отрядом легковооруженных разъезжал попереднему и заднемуфронту.

3.           Оба войска могли уже видеть друг друга. Римляне с развевающимисясултанами на своих блистающих шлемах, потрясая щитами, спокойно выступали подзвукивоенноймузыки в анапестическом такте 754 Передовая линия начала битву метанием копий, и земля, превращавшаяся под ногами людей в пыль, уносилась быстрым вихрем. 11. С обеих сторон раздался обычный боевойклич, бодрое настроение людей поддерживал звук труб, с той и другой стороны люди бились уже лицом к лицу копьями имечами, и для каждого человека опасность быть пораженным стрелами миновала тем скорее, чем теснее он сходился с врагом. Подавшимся назадЮлиан спешил дать подкрепление, а отстававших старался подбодрить, как соратник и командир. 12. Первая линия персовподалась и стала отступать сначала медленным, а потом, когдабой разгорелся, быстрым шагом и спешила в близлежащий город. Наши солдаты, хотяонибыли также утомлены сражением, длившимся от восхода солнца и до конца дня под палящими лучами настойчиво напирали на отступавших, рубили врага в тыл и гнали противника вместе с Пиграном, суреной, и Нарцеем, главными вождями персов, до самых стен Ктесифона, нанося удары в спину и пятки. 13. Смешавшись срядами бегущих, наши солдаты могли бы пройти через вход в крепость, но командир Виктор удержал их, подняв руки и возвышая голос. Сам он был ранен стрелой в плечо иопасался, что если, вырвавшись вперед, наши люди в беспорядке ворвутся внутрь стени окажутся отрезаннымиот своих, то множество неприятелей легко сможет их подавить.

1.           Пустьдревние поэтывоспевают бойГектора, пусть они возносят храбрость Фессалийского вождя (Ахилла), пусть целый ряд веков возглашает славу Софана, Аминии, Каллимаха, Кинегира, 755 этих светочей времен войны персов в Греции. Но по всеобщему признаниюне меньшуюдоблесть проявили в тот день некоторые из наших. {321}

2.           Чуждые всякому страху, попирая ногами трупыврагов, забрызганныекровью неприятеля, собрались солдаты к императорской ставке, прославляли Юлиана и благодарили за то, что он, являясь повсюду столь же вождем, сколь и воином-бойцом, так блистательновел дело, что персов пало около 2500, при наших потеряхв 70 человек. Юлиан вызывал изстроя по имени многих солдат, неустрашимости и храбростикоторых он сам был свидетелем и ценителем, и раздал им венцы морские, гражданские и лагерные.

16. В полной уверенности, что после этих удач последуют другиеподобные, он готовил много жертв

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector