Главная / Библиотека / АММИАН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ / АММИАН МАРЦЕЛЛИН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ стр. 240

АММИАН МАРЦЕЛЛИН РИМСКАЯ ИСТОРИЯ стр. 240

правления – это выгода и благосостояние подданных, я был, как вы знаете, всегда более склонен кподдержанию мира, не позволял себе в действиях произвола, который является источником порчи отношенийи нравов в государстве. Я хожу в радостном сознании того, чтогде бы ни выставляло меня государство как властный родительна явные опасности, я стоял недвижимо, привыкнув одолевать бури случайностей. 19. И не стыдномне будет сознаться, что я давно уже знал, что мне предстоит умереть от железа: таково было открытое мне вещее предсказание. С благодарностью склоняюсь яперед вечным богом за то, чтоухожу из мира не из-за тайных козней, не от жестокой и продолжительной {333} болезни и не смертью осужденного на казнь, но умираю в расцвете моей славы. По справедливому суждению, в равной мере малодушен и труслив тот, кто желает смерти, когда это не подобает, и кто бежит от нее, когда пришел его час. 20. Силыменя покидают, и хватит мне говорить. Изпредосторожности я умалчиваю об избрании императора, чтобы по неведению не обойтидостойного, или, назвав того, кого я считаю достойным, неподвергнуть его крайней опасности, если ктото другой, быть может, будет ему предпочтен. Но как честныйсын отечества, яжелаю, чтобыпосле меня нашелся хороший правитель».

21. После этих слов, произнесенных с полным спокойствием, Юлиан, желая распределить свое личное имуществомежду наиболее близкими своими друзьями, спросил о магистре оффиций Анатолии. Когда префект Саллюстий ответил, что тот «ужесчастлив», Юлиан понял, что онубит, и тяжко застонал о смерти друга, хотя и выказал сам только что столь высокое равнодушие к своей собственной участи. 22. Все присутствовавшие плакали, и Юлиан властным тоном порицал их даже в такой час, говоря им, что не достойно оплакивать государя, приобщенного уже к небу и звездам. 23. Тогда все умолкли, лишь сам он глубокомысленно рассуждал с философамиМаксимом и Приском 772 о высоких свойствах духа человеческого. Но вдруг шире раскрылась рана на его пробитом боку, от усилившегося кровотечения он впал в забытье, ав самую полночьпотребовалхолодной воды и, утолив жажду, легко расстался с жизнью на 32 году. Родился он в Константинополе. В самом раннем детстве он сталсиротой, так как его отца Констанция погубили вместе со многими другими после смерти брата его Константина интриги наследников верховной власти. Рано потерял он такжеи мать свою, Базилину, происходившуюизстаринногознатного рода. 773

1.           То был человек, бесспорно достойный быть причисленным к героям, выделявшийся славой своих дел и прирожденной величественностью. По определению философов, есть четыреглавные добродетели: умеренность, мудрость, справедливость и мужество, 774 к которым присоединяются другие, внешние, а именно: знание военного дела, властность, счастье и благородство. Все их вместе и каждую в отдельности Юлиан воспитывал в себе самым ревностным образом.

2.           Так, прежде всего он блистал таким нерушимым целомудрием, что послесмерти своей супруги не знал больше никогда никакой любви. Он ссылался на рассказ Платона о трагике Софокле. 775 Когда тогов старости уже спросилиоднажды, имел ли {334} он еще дело сженщинами, он сказал, что нет, и прибавил, что считает

Предыдущая Начало Следующая  
Adblock detector