ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 12

отбились от докучного безобразника. [Аскилт
вырвался вон и пустился бежать, оставив меня в
жертву их сладострастию. Но, превосходя нахала
силой и храбростью, я заставил его отступить].

IX. [Обегав чуть ли не весь город], я, наконец,
как в тумане завидел Гитона, стоявшего на
приступке переулка, и бросился туда. Когда я
обратился к нему с вопросом, приготовил ли нам
братец что-нибудь на обед, мальчик сел на
кровать и стал большим пальцем вытирать
обильные слезы. Взволнованный (растроенным)
видом братца, я спросил, что случилось. Он
ответил нехотя и нескоро, лишь после того как к
моим просьбам примешалось раздражение.

– Этот вот, твой брат или товарищ, прибежал
незадолго до тебя и принялся склонять меня на
стыдное дело. Когда же я закричал, он обнажил
меч, говоря:

– Если ты Лукреция, то я твой Тарквиний.

Услыхав это, я едва не выцарапал глаза

Аскилту.

– Что скажешь ты, женоподобная шкура, чье
самое дыхание нечисто? – кричал я.

Аскилт же, притворяясь страшно
разгневанным и размахивая руками, заорал еще
пуще меня:

– Замолчишь ли ты, гладиатор поганый

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector