ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 41

подравшись из жадности на уставленном
серебряной утварью столе, они разбили

украденную флягу. Стол с серебром опрокинулся,
и упавший с высоты кубок стукнул по голове
рабыню, валявшуюся на ложе. Она громко
завизжала от боли, так что крик ее и воров выдал,
и часть пьяных разбудил. Воры-сирийцы, поняв,
что их сейчас поймают, тоже растянулись вдоль
ложа, словно они давно уже тут, и принялись
храпеть, притворяясь спящими, Триклиниарх
подлил масла в полупотухшие лампы, мальчики,
протерев глаза, вернулись к своей службе, и,
наконец, вошедшая музыкантша, ударив в

кимвал, пробудила всех.

XXIII. Пир возобновился, и Квартилла снова
призвала всех к усиленному пьянству.

Кимвалистка много способствовала веселью

пирующих. Снова объявился и кинэд, пошлейший
из людей, великолепно подходящий к этому дому.
Хлопнув в ладоши, он разразился следующей
песней:

Эй! Эй! Соберем мальчиколюбцев изощренных!

Все мчитесь сюда быстрой ногой, пятою легкой,

Люд с наглой рукой, с ловким бедром, с вертлявой ляжкой!

Вас, дряблых, давно охолостил делийский мастер.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector