ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 46

молодчик отбивался так отчаянно, что ему
удалось, ранив, правда легко, нас обоих, удрать
от наших кулаков].

Настал третий день, день долгожданного
свободного пира [у Трималхиона]; но нам,
раненым, измученным, более улыбалось бегство,
чем покойное житье. [Спозаранку, вернувшись в
гостиницу, мы, слегли в постель и лечились
вином и елеем. Пораженный нами разбойник
валялся, между тем, на земле, и, не зная, что с
ним сталось, мы трепетали за свою участь].

Итак, мы мрачно раздумывали, как бы нам
отвратить надвигавшуюся грозу, как вдруг один
из рабов Агамемнона испугал нас окриком:

– Как, – говорил он, – разве вы не знаете, у
кого сегодня пируют? У Трималхиоиа,
изящнейшего из смертных; в триклинии у него
стоят часы, и (к ним) приставлен особый трубач,
возвещающий, сколько мгновений жизни он
потерял.

Мы, позабыв все невзгоды, тщательно
оделись и велели Гитону, охотно согласившемуся
выдать себя за нашего раба, следовать за нами в
бани.

XXVII. Мы принялись одетые разгуливал, по
баням просто так, для своего удовольствия, и
подходить к кружкам играющих, как вдруг

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector