ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 53

ним перекладинах лежали (жареные) сони,
обрызганные маком и медом. Были тут также и
кипящие колбаски на серебряной жаровне, а под
сковородкой – сирийские сливы и гранатовые
зерна.

XXXII. Мы наслаждались этими прелестями,

когда появление Трималхиона, которого внесли
на малюсеньких подушечках, под звуки музыки,
вызвало с нашей стороны несколько

неосторожный смех. Его скобленая голова
высовывалась из ярко-красного плата, а шею он
обмотал шарфом с пурпуровой оторочкой и
свисающей там и сям бахромой. На мизинце
левой руки красовалось огромное позолоченное
кольцо; на последнем же суставе безымянного,
как мне показалось, настоящее золотое с

припаянными к нему железными звездочками.

Но, чтобы выставить напоказ и другие

драгоценности, он обнажил до самого плеча
правую руку, украшенную золотым запястьем,
прикрепленным сверкающей бляхой к браслету из
слоновой кости.

XXXIII. – Друзья, – сказал он, – ковыряя в
зубах серебряной зубочисткой, – не было еще
моего желания выходить в триклиний, но, чтобы
не задерживать вас дольше, я пренебрег всеми
удовольствиями. Но позвольте мне окончить

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector