ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 58

коим положила фамилия, и весело принялись за
изысканные кушанья.

– Режь! (Сагре!) – воскликнул Трималхион, не
менее всех восхищенный удачной штукой.

Сейчас же выступил вперед резник и
принялся в такт музыки резать кушанье с таким
грозным видом, что казалось, будто эсседарий
сражается под звуки органа). Между тем
Трималхион все время разнеженным голосом
повторял:

-Режь! Режь! (Сагре! Сагре!).

Заподозрев, что в этом бесконечном
повторении заключается какая-нибудь острота, я
не постеснялся спросить о том соседа,
возлежавшего выше меня.

Тот, часто видавший подобные шутки,
ответил:

– Видишь раба, который режет кушанье? Его
зовут Режь (Сагрш). Итак, восклицая: Режь!
(Сагре!), (Трималхион) одновременно и зовет, и
приказывает.

XXXVII. Наевшись до отвалу, я обратился к
своему соседу, чтобы как можно больше
разузнать. Начав издалека, я осведомился, что за
женщина мечется взад и вперед по триклинию?

– Жена Трималхиона, – ответил сосед, – по
имени Фортуната. Ковшами деньги считает.

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector