ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 65

никогда с порядочными людьми не обедал. Пока
мы так разговаривали, прекрасный юноша,
увенчанный виноградными лозами, обносил нас
корзинкой с виноградом и, именуя себя то
Бромием, то Лиэем, то Эвием, тонким,
пронзительным голосом пел стихи своего
хозяина. При этих звуках Трималхион обернулся
к нему:

– Дионис, – вскричал он, – будь
свободным!

Юноша стащил с кабаньей головы колпак и
надел его.

– Теперь вы не станете отрицать, – сказал
Трималхион, – что в доме у меня живет
Вакх-Отец.

Мы похвалили удачное словцо Трималхиона и
расцеловали обошедшего триклиний мальчика.

После этого блюда Трималхион удалился в
уборную. Мы же, освобожденные от присутствия
тирана, стали вызывать сотрапезников на
разговор. Дама первый потребовал большую
братину и заговорил:

– Что такое день? Ничто. Не успеешь
оглянуться, – уже ночь. Поэтому ничего нет
лучше, как из спальни прямо переходит в
триклиний. Ну и холод же нынче; еле а бане
согрелся. Но глоток горячего (вина) – лучшая

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector