ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 67

делать добра: все едино – что в колодец бросить.
Но старая любовь цепка, как рак…

ХЫП. Он (всем) надоел, и Филерот вскричал:

– Поговорим о живых! Этот свое получил; с
почетом жил, с почетом помер. На что ему
жаловаться? Начал он с одного асса и готов был
из навоза зубами деньги вытаскивать. И так рос,
пока не вырос словно сот медовый. Клянусь
богами, я уверен, что он оставил тысяч сто, и все
деньгами. Однако скажу вам о нем всю правду,
потому в этом деле я собаку съел. Был он груб на
язык, злоязычен – свара, а не человек. Куда лучше
был его брат: друзьям друг, хлебосол, щедрая
рука. По началу ему не повезло, но первый же
сбор винограда выправил ему ребра; продавал
вино, почем хотел; а что окончательно заставило
его поднять голову, так это наследство, из
которого он больше украл, чем ему было
завещано. А эта дубина, обозлившись на брата,
оставил по завещанию всю вотчину какому-то
курицыну сыну. Далеко бежит, кто бежит от
своих! Но были у него слуги-наушники, которые
его погубили. Легковерие никогда до добра не
доводит, особливо торгового человека. Однако
верно, что он сумел попользоваться жизнью… Не
важно, кому назначалось; важно, кому досталось.
Легко тому, у кого все идет гладко. А как вы

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector