ПЕТРОНИЙ АРБИТР    САТИРИКОН    стр. 68

думаете, сколько лет унес он с собою в могилу?
Семьдесят слишком. А ведь был крепкий, точно
роговой, здорово сохранился, черен, как воронье
крыло. Знал я его давным давно. И до последних
дней был распутником ей богу! даже собаки в
доме не оставлял в покое. И к тому же
преизрядный мальчишечник – вообще на все руки
мастер.
Я его не осуждаю: это единственное, что
он унес с собой в гроб.

ХЫУ. Так разглагольствовал Филерот, а вот
так Ганимед:

– Говорите вы все ни к селу, ни к городу;
почему никто не побеспокоится, что ныне хлеб
кусаться стал? Честное слово, я сегодня хлеба
найти не мог. А засуха-то все попрежнему! Целый
год голодаем. Эдилы, – чтоб им пусто было! – с
пекарями стакнулись. Да, ты – мне, я – тебе, А
бедный народ страдает, а этим обжорам всякий
день сатурналии. Эх, если бы у нас были еще те
львы, которых я застал, когда только что приехал
из Азии! Вот это была жизнь!… Так били этих
кикимор, что они узнали, как Юпитер сердится.
Но я помню Сафиния! Жил он (я еще
мальчишкой был) вот тут, у старых ворот: перец,
а не человек! Когда шел, земля под ним горела!
но прямой! но надежный! друзьям друг! с таким
можно впотьмах в морру играть. А посмотрели

Предыдущая Начало Следующая  
Оцените статью
Adblock
detector